Главная » История района

История деревни Тимино

5 ноября 2014 3 комментария

ДЕРЕВНИ УМИРАЮТ МОЛЧА…

Умирают стоя деревья
У своих опустевших домов.
Умирают молча деревни
Из пяти-десяти дворов,

Променяли их люди на город,
Непонятны их помыслы мне -
Ну зачем же ходить по асфальту,
Если можно ходить по земле.

Если можно босыми ногами
Побродить вечерком по росе,
В жаркий полдень, раскинув руки,
Полежать на зеленой траве.

Услыхать можно шепот колосьев,
Постояв на тропинке во ржи,
И собрать возле самой дороги
Из ромашек букет для души.

Если можно бродить часами
Средь желтеющих рощ и полей
И увидеть своими глазами
Улетающий клин журавлей.

Умирают молча деревни
В одиночестве, без людей,
Старики так порой умирают
Без своих повзрослевших детей.

Лишь потом, на закате жизни,
В свой последний волнующий час,
Мы родную деревню вспомним,
Что взрастила, вскормила нас.

Вспомним мы босоногое детство,
Дом родной, косогор у реки,
И мелькнут, как во сне, на прощанье,
Голубые во ржи васильки.

Овчинникова А.К.

Поршнева (Рябкова)

Познакомьтесь, это — Поршнева (Рябкова) Людмила Александровна. Проживает она в деревне Михаленино, Варнавинского района, по улице Нагорной. С малолетства приучена к труду, постоянно помогала своей матери, которая работала на колхозной ферме и дояркой, и телятницей. Потому после окончания школы Людмила сначала работала на ферме дояркой, в колхозе «Ленинский путь», благо — дело уже привычное. А когда освободилось место в сельском совете, устроилась работать туда. Хоть и образование — только школа, но все её знали как добросовестного и очень ответственного человека. Если бралась за дело, то старалась делать его качественно и как положено. В сельсовете она отвечала за паспортный и военно-учетный стол. Бабушка всегда смеётся: «Всех местных ребят в армию отправляла!». Так до самой пенсии и проработала здесь.

А главное, что родилась Людмила Александровна в деревне Тимино, в 1946 году. В девичестве её фамилия была Рябкова. Вот, что она мне рассказала: «Деревня была небольшая, всего, домов 20. Все в деревне друг друга знали, знали все беды и горести, знали и радости. Деревня была в одну улицу. На том и на другом конце деревни стояли колодцы — «журавли». Помню, были и свинарник, была ферма большая. Большая, потому что состояла из двух половин: в одной половине был коровник, а в другой — конюшня. Была и кузница. А как без кузницы?! Где лошадь подковать? Рядом с нашим домом жили дед с бабушкой — Варнаковы. Бабушка умерла, когда мне всего-то год был. Дедушка Никита Степанович женился на местной, деревенской — Сивуниной Евдокии. Да потом опять овдовел. Евдокия работала конюхом. В сильную грозу пошла загонять лошадь, которая в поле паслась, в конюшню. Лошадь должна была вот-вот ожеребиться. Вот её громом и убило. Дед больше не стал жениться и до самой смерти жил с нами. Я не знаю, кто жил в деревне раньше того времени, когда я родилась. Но я помню, кто жил в деревне в мою пору.»

Тимино 50-60-е годы

Схема д.Тимино в 50-60-е годы (из воспоминаний Поршневой Л.А.)

К сожалению, фотографий у Людмилы Александровны, связанных с этой деревней, не нашлось. В то время это была большая редкость. Если приезжал в деревню фотограф, то это становилось событием.

А ещё Людмила Александровна вспомнила один смешной случай, который произошёл с её дедом — Варнавковым Никитой Степановичем. «Дед как-то поехал в гости к дочери на Украину. Отгостив, поехал домой. Дочь ещё поинтересовалась, что доедет ли один, может надо проводить. Но Никита Степанович заверил: «Не пропаду, доеду! Не маленький ребёнок!» Вот доехал до Москвы, а дальше куда ехать не знает. Ходит по вокзалу и всех спрашивает, как доехать до Тимина. Все плечами пожимают, никто не знает. Про какое такое Тимино никто слыхом не слыхивал. Даже милиция подключилась, по карте смотрели, где это Тимино находится. Ничего не нашли. Помог случай. Подошёл молодой человек к деду, а тот чуть ли не ревёт, объясняя, что, мол, до Тимина надо ехать. Тот, узнав в чём дело, объяснил как надо добираться. Оказалось, что три дня назад он был в тех краях в командировке. но деда просто так не отпустили. Его сопровождали до дома двое солдат, специально выделенных для такого случая. Им видно было приказано довезти деда до дома в целости и сохранности аж под расписку. Долго потом земляки вспоминали этот случай — как в Москве Тимино искали!»

Далее было решено узнать какие материалы по этой деревне есть в музее Михаленинской школы. Полученную информацию обобщили и вот что получилось.

В XVIII веке Лапшангская, Троицкая и Шудская боярские вотчины сменили своих владельцев. Их хозяевами становятся дворяне времён Петра I и его преемников. Однако, за первую половину XVIII века сведений о состоянии дворянских поместий мы не имеем. Только Генеральное межевание и 5-я ревизия от 1797 года дают подробные данные о владельцах и состоянии хозяйства помещичьих дач в Поветлужье.

В пределах Варнавинского уезда, в современных границах Варнавинского района, межевание определило 5 помещичьих дач. Среди них: дача №3 — владение советника и главной соляной конторы кавалера Михаила Яковлевича Маслова, супруги Екатерины Епофродитовны, а также «… общлейбгвардии коннаго полку подпоручика малолетняго Аполлоса Аполлосовича, сына Мусина-Пушкина». Маслов М.Я. являлся, очевидно, опекуном.

Во владение вошло село Никольское-Лапшанга «тож с деревнями: Колпаково, Осиновка, Меньшиково, Лубяны, Загзы, Колосиха, Егачиха, Селиваниха, Русениха, Тимариха, Михаленино, Анисимово, Заболотье, починок Тимин«

Это первое упоминание о том, когда появилась эта деревня. Возникла она в стороне от большого почтового тракта. По весне вокруг деревни разливались паводки, овраги, пруды. Недаром, среди местного населения бытовала такая приговорка:

- Как добирался-то?

- Да через Тимино, на лодке!

То есть добирался долго, окольными путями. Но сама деревушка стояла чистенькая, с хорошо поставленными добротными домами. Кругом деревни луга, рядом лес… Сама деревня насчитывала около 25 домов. В местном исчислении — большая деревня. Именно такой помнят старики деревню Тимино:

Мы по Тимину пройдём
Избы посчитаем,
Лучше деревни не найдём
Во всём Лапшангском крае.

Аппалиха — не деревня,
Тимино — не городок.
Люди сеют, пашут землю
На колхозный кошелёк.

Теперь от деревни ничего не осталось, лишь поросшие бурьяном места, где когда-то стояли дома…

До августа 1924 года деревня Тимино входила в состав Заболотского сельсовета, а после укрупнения Варнавинской волости — в Звернихинский сельсовет.

Были в деревне и свои богатеи. Один из них — Варнаков Максим Матвеевич. У него был дом-пятистенок, полный двор скотины, сад, где одних яблонь — 12 штук. А ещё он владел мельницей-ветряком, которую он поставил между деревнями Тарасово и Тимино. На мельнице он работал один, иногда ему помогал сын Пётр. Сам Пётр жил отдельной семьёй. Жили бедно, семья большая. Но из-за отца семью Петра сослали в Сибирь.

Советская власть не обманула надежд крестьян. Вскоре в Тимине по новому Декрету все были справедливо подушно наделены землёй. Потом по деревне пошёл слух о каких-то колхозах. В Тимино приехал уполномоченный из района. Некоторые деревенские мужики почему-то испугались колхоза, в который им предложили вступить. Только что получили землю, обзавелись и вот на тебе — отдай всё это в общее хозяйство. И что это за общее хозяйство толком никто ещё и не знал.

В числе первых пяти семей в колхоз в Тимине вступили семьи Сивуниных и Варнаковых. Назвали колхоз «Третья пятилетка». Председателем избрали Токарева Сергея Ивановича. Тогда хозяйство было невелико: 9 лошадей, 2 сеялки, жнейка.

Канышев

Канышев Н.Ф., 1968 г.

В 1932 году колхоз им. Сталина (с.Лапшанга) и Лапшангское сельскохозяйственное товарищество объединились. Образовался промколхоз им.Сталина. В 1933 году в промколхоз влились колхоз им.XVII партсъезда (д.Анисимово, Михаленино, Колпаково), а также колхоз «Третья пятилетка» (д.Тимино). Председателем промколхоза был избран Медведев Павел Михайлович. Позднее, председателем стал Шаманин Сергей Васильевич. А в 1938 году председателем избрали Канышева Николая Фёдоровича. Пост ответственный. На него избирали людей уважаемых в деревне, образованных. Николай Фёдорович в то время работал бригадиром лесоартели, созданной при колхозе. Отсюда его направили учиться на ветеринарного фельдшера. В эти годы — пору становления колхозов Николай Фёдорович нисколько не сомневался в правильности действий Советской власти и полностью доверял ей. Да и как иначе? Ведь она, перво-наперво доказала ему свою правоту тем, что многие большие семьи вывела из бедности, спасла от голода.

В 1939 году промколхоз вновь разделился на три колхоза: «Третья пятилетка» (д.Тимино), им.XVII партсъезда (д.Анисимово, Михаленино, Колпаково) и им.Сталина (с.Лапшанга).

Тиминский колхоз стал уже солиднее. Построили небольшой свинарник на 30 голов. Появилась и овцеферма (большой двор у жилого дома бывшего местного богатея Варнакова М.М.). За овцами ухаживала Фрося Варнакова. Построили телятник.

За деревней оборудовали ток, в который входило 4 овина, колесная молотилка, приводимая в движение конями, амбары. Рядом с током стояли колхозные склады, в которых хранилось зерно.

Была в деревне и пожарная, в которой по очереди дежурили жители деревни. Она стояла рядом с прудом. Из пруда и брали воду во время пожаров, наливали в большущую бочку, что стояла на телеге.

Была кузница. В ней работал кузнецом Сивунин Николай Филиппович.

В годы Великой Отечественной войны почти все мужики в деревне ушли на фронт, на защиту Родины. Все, не только житейские, но и колхозные тяготы легли на плечи стариков, женщин и детей.

Ах, война, война, война,
Что же ты наделала?!
Деревни все без мужиков
Осиротели бедные.

Горбачёва А.Г., 1971 г.

Горбачёва А.Г., 1971 г.

Молоденькие девчонки сели на трактора, забросив учёбу в школе. Кроме того, стали помогать матерям на телятнике, на свинарнике, на ферме и овцеферме.

Из доярок следует вспомнить Клавдию Рябкову, Александру Горбачеву.

Варнакова

Варнакова Е.С., 1969 г.

Варнакова Елена Сергеевна работала вначале звеньевой в полеводческой бригаде. Когда в колхозе не стало конюха, Сивунину Евдокию из доярок перевели в конюхи. И вместо Евдокии дояркой стала работать Елена Сергеевна.

На фронт ушёл и председатель колхоза. Встал вопрос: кого назначить председателем? В то время в деревне разместили многих эвакуированных. Вот из их числа и выбрали председателя — Варвару Степановну Шарипо. Сама она была из Белоруссии. Бывший партийный работник, очень грамотная, общительная, добропорядочная женщина. Счетоводом поставили Феню Белову.

В войну своих тракторов в колхозе не было, их присылали из Лапшангской МТС, которую организовали в 1942 году. Чаще всего работали у деревни Тимино на своих тракторах Калинина Екатерина и Соколова Екатерина. Иногда они даже оставались ночевать в деревне, так как работали до глубокой ночи. На постой останавливались у Варнаковой Елены Сергеевны.

Лишь в последний год войны в Тиминском колхозе появился комбайн. Это было великое событие.

Немногие вернулись домой в родную деревню с поля боя.

Варнаков Павел Андреевич. Родился 1 января 1920 года в д.Тимино в большой, бедной, многодетной семье.

Призвали его в армию в 1940 году. Служил в отделении саперной роты пограничных войск Приморского края. Демобилизовался в сентября 1946 года. Имеет награды: «За победу над Германией», «За победу над Японией». После войны работал электромехаником на Русенихинском и Бархатовском лесоучастках, а с 1961 года и до самой пенсии — главным энергетиком в Лапшангском леспромхозе.

Павел Андреевич был очень хорошим человеком, внимательным, чутким, ласковым, как для своей семьи, так и для всей родни. Он был примерным семьянином. Вместе с женой Зинаидой Васильевной воспитали двоих прекрасных детей, дали образование.

Варнаков

Варнаков С.А., 1985 г.

Кроме того, он вёл большую общественную работу, возглавлял партийную организацию, являлся хорошим наставником молодёжи.

Варнаков Степан Андреевич. Родился 8 ноября 1909 года в д.Тимино.

На фронт ушёл с первых дней войны и сразу — на передовую. Был дважды ранен. Второе ранение было очень тяжёлое. С поля боя его вынес двоюродный брат, который в следующем бою был убит. Степан Андреевич потерял очень много крови, сам бы он не смог выбраться из-под пуль.

В начале февраля 1942 года его на костылях привезли с Ветлужской на лошади. Первое время он не работал, так как нога ещё не зажила. Потом стал работать на складе, позднее сел на свой родной трактор. На нём он проработал более 50-ти лет.

Из воспоминаний Смирновой Натальи Ивановны, 1921 года рождения, уроженки д.Осиновка Варнавинского района:

Смирнова«Тимино-то я хорошо помню. Колхоз у них считался богатым. Урожай хороший они получали. Мы к ним и приходили помогать молотить зерно. Как раз перед самой войной. Ток у них большущий. Соберёмся, бывало, токо лопаты свистят, когда зерно-то в молотилку закидывали.

Деревенский праздник в Тимине был Вознесеньев день. Такие были гулянья! Тимино-то вместе с Аппалихами гуляли. Столы на улицу вынесут. Гармошка играет, на другом конце — вторая. Песни, пляски. Весело было!

Помню были в деревне и конюшня, и коровник. Это, конечно, громко сказано. У колхозников-то были дворы большие, там и держали животину. Кони сильные, тяжеловозы. В войну-то их всех забрали.

И мельницу помню, но она, можно сказать, уже не работала. Хозяина-то видно услали куда-то далёко вместе с семьёй и семьёй сына. Точно не могу сказать почему она не работала. В основном молотить зерно все ездили в Лапшангу.

Я лошадку запрягу,
Колокольчики в дугу.
Я зерно молоть поеду
До Лапшанги в эту среду.»

Из воспоминаний Соколовой Екатерины Ивановны, 1933 года рождения, уроженки с.Лапшанга Варнавинского района:
Соколова
«В 15 лет я осталась одна без родителей. Жила в няньках у Фёдора Ивановича Пометелина. Он в то время был механиком Лапшангской МТС. Вот он и предложил мне выучиться на тракториста. Так что я на тракторе-то с 1948 года. В Тимине я много работала. Вокруг деревни-то все наши поля-то были, колхозные. Вот я их и пахала. Было очень тяжело. Есть-то нечего, а работать надо. Найду пигалиное гнездо с яйцами, заверну их в тряпочку, да суну в трубу радиатора. Там вода кипела. Сварю. Съем два яйца и за работу. А то ещё дойду до деревни, попрошу у кого-нибудь кусочек хлебушка, съем его у колодца с водичкой. Вот и вся еда. Если допоздна доработаюсь то остаюсь ночевать у Варнаковой Елены.

Коренная дорога на Тимино была из Аппалих. По ней ездили и на лошадях, и на тракторах.

Деревню хорошо помню. Даже жителей некоторых тоже помню: Брагины, Токаревы, Сивунина Евдокия конюхом была, Варнаков Никита Степанович — хорошим плотником слыл, Сивунина Татьяна была бригадиром, Маховы… Сивунин Андрей был кладовщиком, а его жена Варвара ему помогала. Потом их сменила Горбачёва Евдокия.

Помню кузницу, конный двор… А склады какие были! Там хранили колхозное зерно.

На всю жизнь запомнила один случай. Мы как раз сеяли рядом с деревней и началась сильная гроза. Я трактор остановила и мы (я и сеяльщики) отошли от трактора-то, чтоб не притянуло. Спрятались под навесом складов. Смотрим, бежит Дуся Сивунина. Видно хотела лошадь на конюшню отвести, которая тут недалеко была. Тут как громыхнёт, Дуся-то и упала. Лежит, не встаёт. Я сменщиков в деревню послала за людьми. Гроза вроде поутихать стала. Когда подбежали к ней, она уже вся синяя. Пытались её привести в чувство, да так и ничего не могла сделать. Убило её насмерть.»

Из воспоминаний Горбуновой (Варнаковой) Марии Степановны, 1948 года рождения, уроженки д.Тимино, ныне проживающей в р.п. Варнавино:

«Обыкновенная деревня в одну улицу. В Тимине мы прожили недолго. Но я хорошо запомнила то, что света в деревне не было. Всё освещение — керосиновая лампа. Вроде рядом и высоковольтная линия была, а света не было.

Училась в Варнавино. Это где-то 6 километров, если идти по большой дороге, а напрямик, через овраг — 4 километра. В Тимине мы прожили недолго, переехали в Тарасово. В родовом доме осталась семья дяди Вани — папиного брата. Мы потом всё в гости к ним бегали.

Родом из Тимино был отец — Варнаков Степан Андреевич. Их в семье было восемь детей. Жили бедно, дом был покрыт соломой. Когда отец впервые привёл свою будущую жену в свой дом, чтобы познакомить с родителями, она, увидев этот дом, сразу сказала: «Именно этот дом мне во сне и приснился!» Они поженились и стали жить в родительском доме. Отец работал трактористом, мама — простая рядовая колхозница.

Оба были простые труженики. А надо было ещё и детей поднимать. Нас ведь у них было семеро. Так что забот хватало. Да ещё и большое домашнее хозяйство: корова, поросята. А тогда ещё и поставки были. Нужно было сдавать и масло, и яйца. А семья-то большая, не хватало. Так мама где-то покупала и сдавала.

Хотя у нас семья была многодетной и нас должны были освободить от поставок, но не освободили. Мама дошла аж до Фурцевой. Екатерина Алексеевна как могла объяснила свою проблему, что мол, детей много. Их кормить надо. А Фурцева ей только ответила: «Не надо было столько рожать!» Мама заплакала и вернулась ни с чем.

Мама была сама из деревни Тарасово, что находилась по соседству с Тиминым. Её семья была из середняков. В семье их было трое. Так что жили они получше, чем семья отца. Но вот приглянулись они друг другу, полюбили, потом и поженились.

Ещё помню, почти рядом с нашим домом был колодец-журавель. И я с шести лет уже начала ходить за водой. Так было страшно тащить тяжеленное-то ведро. Сама-то с кулачок была, но крепкая, жилистая. Один раз меня даже приподняло. Хорошо, рядом брат Геннадий был, он успел меня схватить, а то улетела бы в колодец.»

Из воспоминаний Кучумовой (Варнаковой) Ольги Степановны, 1935 года рождения, уроженки д.Тимино, ныне проживающей в р.п. Варнавино:

«По моему впечатлению, деревня Тимино была большая, улица широкая. Самые яркие мои воспоминания из детства — это то, что все мы маленькие ребятишки бегали по улице бесштанные. Уехали мы из Тимина когда мне было всего 4 года. Но став взрослее, мы стали ходить туда в гости к папиному брату — дяде Ване, Варнакову Ивану Андреевичу… Вместе с отцом они ушли на фронт в Великую Отечественную войну. Потом он пропал без вести…

И ещё одно яркое воспоминание. Мама куда-то ушла, я осталась дома одна, сидела, играла. Вдруг загромыхало, началась гроза. Мне было так страшно. А потом, немного погодя, мама прибежала, всё охала да ахала. А вечером, когда папа пришёл, она ему всё рассказывала, что, мол, Евдокию Сивунину грозой убило. Она хотела лошадь отвязать да на двор увести. И закапывали её, отхаживали, да ничего не смогли сделать. А я всё сидела на лавке в уголочке и плакала. Мне было жалко и тётю Дусю, и лошадку. Вот я с тех пор очень сильно боюсь грозы.»

Из воспоминаний Шалухиной (Сыготиной) Татьяны Валентиновны, 1952 года рождения, уроженки пос. 76-й квартал Варнавинского района, ныне проживающей в р.п. Варнавино:

Сыготина А.И.

Сыготина А.И.

«Мама моя — Сыготина Анна Ивановна, урождённая Махова, родилась в 1952 году в д.Тимине. В семье, кроме неё было ещё 4 брата. Её мать, а моя бабушка Ульяна, умерла, когда маме было всего 11 месяцев. Бабушка намыла маму в бане, дед отнёс её домой. А бабушка-то решила ещё разок ополоснуться да стало плохо с сердцем. погоревав, дед вновь женился. А куда деваться, детей поднимать надо. Мачеха была не злобная, к детям хорошо относилась.

Образование у мамы всего 4 класса. Дальше учиться ей не дали, с 11 лет она стала работать. А её так хотелось учиться. Братья, так те специально, когда шли в школу, старались в болоте онучи испачкать. Других на смену не было. Приходилось назад домой возвращаться, сушить онучи. А то ещё усядутся на печи и под балалайку песни петь начнут. И Павел, и Алексей, и Геннадий хорошо на балалайках-то играли. А Павел потом сам научился играть на баяне.

Мама всю жизнь работала в колхозе, в бригаде определили её на лошадь. Она лошадей очень любила. Возила навоз с фермы на поле, аж до самой Бархатихи. В войну и бригадиром была. Председательница была из эвакуированных (из Белоруссии), многому маленькую Аню научила. Дадут разнарядку и её надо выполнить. Она старалась, делала всё добросовестно. Ей и премии давали. У неё и медаль была «За доблестный труд в года Великой Отечественной войны». В войну маме пришлось и на быках работать. Лошадей всех на фронт забрали. А быки-то упрямые. Бывало, упрутся, встанут посреди дороги и ни туда, и ни сюда.

Варвара Степановна (это председатель) звала маму потом с собой в Белоруссию, но она отказалась. Мол, братья мал-мала меньше, отец больной. На кого их оставишь… Мама всегда с теплотой вспоминала эту женщину. До замужества мама так и жила в Тимине с родителями. А как вышла замуж, так вслед за мужем поехала.

В Тимино я бывала, но помню деревню очень смутно. Меня туда водила бабушка Анна (по отцовской линии). Мы туда за рыжиками ходили, да за земляникой. Деревенька к тому времени была уже небольшая, несколько домов. Из жителей осталась только одна семья Легешевых. Да и то они были из приезжих, не местные. А местные все поразъехались поближе к детям, поближе к цивилизации…

Мы с мамой частенько вечерами сидели и всё вспоминали старое доброе время: я — своё детство босоногое, она — свои…

Кроме того, мама ещё вспоминала и своих родителей. Её отец — Махов Иван Иванович, всю жизнь проработал в колхозе. Он был очень хорошим плотником и бондарем. Такие кадки делал! Тогда ведь всё в кадках солили: и огурцы, и капусту. Под каждый овощ — своя кадочка. Имеется ввиду, что для каждого овоща своя кадочка из определённой породы дерева. Пчёл держал. Мёд в доме был всегда, но не на продажу, а вместо сахару да лекарства. Мачеха — Махова Марфа Васильевна прожила до 90 лет. Не съела за всю свою жизнь ни одной таблетки. Проработала в колхозе рядовой колхозницей. Мама о ней по-доброму отзывалась. Марфа Васильевна очень хорошо пела, умела всех развеселить. А хороводы какие заводили, песни обрядовые пели…»

Схема д.Тимино в 30-40-е годы (из воспоминаний старожилов)

Схема д.Тимино в 30-40-е годы (из воспоминаний старожилов)

Согласно «Перечня селений, прекративших существование или объединённых в одно селение в 1929-1979 гг.»: «…д.Тимино Варнавинского района прекратила своё существование 20.10.1965 года«. В данном перечне указаны даты постановлений исполкома краевого Совета РК и КД, решений облисполкома областного Совета депутатов трудящихся, а также даты утверждающих постановлений Президиума ВЦИК РСФСР, Указов Президиума Верховного Совета РСФСР. Обычно постановления и решения выносились позднее фактической ликвидации селений.

… Да как же такое случилось?
Ведь жизнь била всюду ключом.
Всё как-то само развалилось -
Выходит, никто ни при чём.

Ломать, ведь, конечно, не строить.
Трудней — из руин поднимать.
Довольно доказывать, спорить,
Пора бы начать созидать!

Не правда, что сгинут деревни!
Не может земля пустовать.
Ведь русский народ, словно кремень -
Его невозможно сломать!

О. Иванова

КНИГА ПАМЯТИ Д.ТИМИНО

  • Варнаков Алексей Иванович. Родился в 1910 году в д.Тимино, Варнавинского района. Сержант. Пропал без вести в декабре 1941 года.
  • Варнаков Василий Максимович. Родился в 1910 году в д.Тимино, Варнавинского района. Старший сержант. Погиб в бою в октябре 1941 года. Похоронен в с.Карманово Смоленской области.
  • Варнаков Василий Никитович. Родился в 1911 году в д.Тимино, Варнавинского района. Рядовой. Пропал без вести в декабре 1941 года.
  • Варнаков Иван Андреевич. Родился в 1913 году в д.Тимино, Варнавинского района. Рядовой. Пропал без вести в сентябре 1943 года.
  • Варнаков Михаил Иванович. Родился в 1911 году в д.Тимино, Варнавинского района. Рядовой. Умер от ран 29 сентября 1941 года. Похоронен в Карелии.
  • Варнаков Пётр Иванович. Родился в 1912 году в д.Тимино, Варнавинского района. Гвардии лейтенант. Погиб в бою 23 августа 1943 года. Похоронен в д.Моросовка Славянского района Донецкой области, Украина.
  • Варнаков Сергей Иванович. Родился в 1908 году в д.Тимино, Варнавинского района. Сержант. Пропал без вести в марте 1943 года.
  • Воронов Сергей Иванович. Родился в 1910 году в д.Тимино, Варнавинского района. Сержант. Пропал без вести 3 марта 1943 года.
  • Ермаков Дмитрий Алексеевич. Родился в 1910 году в д.Тимино, Варнавинского района. Рядовой. Пропал без вести в 1942 году.
  • Сивунин Фёдор Николаевич. Родился 15 июля 1922 году в д.Тимино, Варнавинского района. Призван в 1943 году. Танкист. Дошёл до Германии, до рейхстага. Награждён медалью «За победу над Германией», орденом Отечественной войны. Демобилизован в 1946 году. Работал трактористом в Варнавинском ЛПХ.

Не все с войны домой вернулись близкие,
Остались средь некошеных полей.
Чтоб вознестись в рассветы обелисками
По всей земле…

И в надписи, что память павшим высекла,
Пятнадцать языков переплелись.
И горем братским в каждом сердце высится
Им обелиск!

Информацию предоставила Е.В. Сигаева.

3 комментария »

  • Варвара Петровна Верещагина пишет:

    Большое спасибо. Прочитала с удовольствием. Книга Памяти деревни Тимино — дорогого стоит. Понравилась схема деревни с указанием всех жителей. Очень познавательно. Спасибо.

  • Романов Виталий Павлович пишет:

    Внимательно прочёл историю про деревню Тимино и весьма тронут, ведь, где-то там в округе, чай, довольно близкой к деревне Тимино жили мои предки, которые были просто обязаны оставить свой след в бывшем Варнавинском уезде. Дед Иван Романов и его дети: — Павел с женой Прасковьей Филиппьевной и дочери Евдокия и Анастасия. Моё имя Виталий, мне хочеться узнать, кто же такой мой дед и чей он родом и племенем и от куда взял мой папа свою жену, то есть из какого селения?

  • Галина Васильевна Бочкарева(Варнакова) пишет:

    Бочкарева (Варнакова ) Галина Васильевна

    С интересом прочитала про д. Тимино, так как там 10.04.1912 году родился и жил мой отец Варнаков Василий Андреевич,после окончания школы поступил в горный техникум. После окончания учебы, работал в шахте и в 1939 с началом войны с Финляндией был отправлен на фронт. В 1941 уже принимал участие в боевых действиях под Москвой и воевал до 1945года. В 1946г. демобилизовался в звании младшего лейтенанта, награжден Орденом Красного Знамени. После войны жил в
    г. Урень, Уренского р-она, Горьковской обл. Я гостила у брата моего отца Варнакова Степана Андреевича когда они еже жили в д. Тимино. В те годы в 1961 или в 1962 г.домов уже был немного, деревня умирала

Оставьте свой комментарий

Вы также можете подписаться на комментарии по RSS.

SEO Powered by Platinum SEO from Techblissonline